Самое смешное в стамбульском Миниатюрке

, который парк с макетами всех самых важных для турков архитектурных сооружений в 1/25 величины, это макет Центробанка, похожий на военную базу, и стенд с картой Миниатюрка – чтстой воды симулякр 2-го порядка. Эххх, Бодрийяра на них нет. Ещё, конечно, смешно в Стамбуле свалиться с подвернутой ногой. Во-первых, дико неудобно. Во-вторых, чувствуешь себя персонажем Миронова из “Бриллиантовой руки”.
Advertisements

Ещё больше Поттера

JK Rowling has revealed that she will release the long-awaited e-books of her mind-bogglingly popular fantasy series through her own ecommerce store and interactive online experience, Pottermore.

Crucially, Rowling will sell the e-books through a proprietary platform, she revealed at a press conference this morning in the Victoria & Albert museum in London. Because of a shrewd arrangement with her publishers Bloomsbury and Scholastic (or possibly just a short-sighted one on the publishers’ side), Rowling retains the digital rights to the seven Harry Potter novels. Bloomsbury and Scholastic still have control of print publishing rights.

Сайт у меня открылся с третьего раза. Кто бы сомневался.

Кевин Келли: 6 слов об интернете

The Internet is the world’s largest copy machine,” Kelly said. How do you create anything of value when it can be copied so easily? In this new ecosystem, things become valuable if they can’t be copied easily, and if they’re easy to pay for. We are willing to pay for personalization (having music tailored to the acoustics of your living room), findability (amazon is more useful than a zipped file of every piece of music ever recorded in the world), and embodiment (concerts as opposed to albums). These and other “generatives” are valuable, because they have become the new fundamental economic unit.

Это шестое слово — generating. А первые пять: screening, interacting, sharing, flowing и accessing.

Barnes & Noble: E-books / Print Books = 3 / 1

“We now sell three times as many digital books as all formats of physical books combined on BN.com,” Lynch reported. (Amazon (NSDQ: AMZN) is also selling more e-books than print books, but neither company has released actual sales numbers.) He also said that “PubIt!, our self-publishing digital platform, is the fastest growing part of our digital catalog in units and volume sales. We had our first PubIt! title reach #1 sales rank on our Nook Bookstore recently.”

Даже идти по стопам Amazon — вполне удачная идея.

Джон Лок — первый ПИСС-миллионник на Kindle

John Locke has become the first self-published author to sell more than one million e-books through Amazon.

The author used Amazon’s Kindle Direct Publishing platform to publish and sell his titles. He joins Stieg Larsson, James Patterson, Nora Roberts, Charlaine Harris, Lee Child, Suzanne Collins and Michael Connelly in what Amazon dub the Kindle Million Club.

Locke said: “Kindle Direct Publishing has provided an opportunity for independent authors to compete on a level playing field with the giants of the book selling industry. Not only did KDP give me a chance, they helped at every turn. Quite simply, KDP is the greatest friend an author can have.”

Russ Grandinetti, vice-president of Kindle Content, said: “It’s so exciting that self-publishing has allowed John Locke to achieve a milestone like this.”

Locke, from Louisville in Kentucky, has written nine novels including Vegas Moon, Wish List, A Girl Like You, Follow the Stone, Don’t Poke the Bear! and the New York Times bestselling e-book, Saving Rachel. His latest book is called How I Sold 1 Million e-books in 5 Months.

Жаль, не Джон Локк или Томас Гоббс.

Опрос ВЦИОМ про книги

МОСКВА, 17 июня 2011 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные о том, сколько книг в домашней библиотеке среднестатистического россиянина, сколько книг в среднем прочитали наши сограждане за последние месяцы, где берут книги, чтобы почитать, и насколько  популярны такие виды книг, как электронные и аудио-, в сравнении с традиционными бумажными.

У большинства россиян в домашней библиотеке – менее 100 книг, причем с каждым годом таких респондентов становится все больше (с 28% в 1990 году до 49% в текущем). Более обширное собрание есть у 31% опрошенных, в том числе, каждый пятый свидетельствует, что дома есть от 100 до 300 книг (19% против 24% в 1991 году), 6% – от 300 до 500, 4% – от 500 до 1000, 2% – свыше 1000 книг. 18% опрошенных признались, что у них дома книг нет.

Библиотекой размером до 100 книг обладают, как правило, респонденты со средним специальным образованием (53%) и селяне (55%). Более обширным собранием обладают высокообразованные (46%), москвичи и петербуржцы  (60%).

В 1992 году среднестатистический» россиянин за три месяца прочитывал около 5 книг (5,14), сейчас этот показатель изменился  (3,94). Наиболее читающие респонденты – в Москве и Санкт-Петербурге (5,28) и люди предпенсионного возраста (4,45).

Книги, которые хочется почитать, россияне чаще всего покупают в домашнюю библиотеку (33%). Покупать книги свойственно, в первую очередь, 35-44-летним (41%). Традиция брать их у знакомых стала менее популярной, чем раньше (с 37% до 27% за два года). 26% берут нужную книгу в своей домашней библиотеке. Более популярным стало скачивание книги из Интернета (с 5 до 11%). Этот способ наиболее востребован молодежью (27%). А доля тех, кто ходит за книгой в городскую библиотеку, выше не стала (9%). Наименее распространенные источники получения книг – поход в научную библиотеку (2%), покупка в интернет-магазине или по почте (1%).

Бумажные книги остаются самым популярным форматом чтения для россиян (их читают 89% опрошенных, читающих книги). Электронные книги читают 28% опрошенных, в то время как 33% вообще не знают, что это такое. Наименее понятным и популярным видом книги являются аудиокниги: их предпочитают только 11%, а 59% не знают, что это.

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 28-29 мая 2011 г. Опрошено 1600 человек в 138 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

Собирание домашних библиотек стало маргинальным. Больше 1000 книг всего 2% опрошенных. И читать стали меньше — с 1992 года в 1,3 раза.